«… Я увидела, что одна из моих коллег по Condé Nast, отучившаяся на психоаналитика, приглашала на консультацию тех, кто столкнулся с пищевыми расстройствами. И я решилась к ней пойти.Она была не психологом, а психоаналитиком. Это важное уточнение, так как в психоанализе вы в основном раскапываете прошлое и ищете в нем причины проблем.
После первого же сеанса я написала своей маме огромное сообщение, полное обиды и злости — за детство, за гиперконтроль, который подавался как забота и любовь, за игнорирование моих интересов, потребностей и реальных проблем. Получила в ответ не менее эмоциональное письмо, где я оказалась неблагодарной дочерью. Потом мы формально извинились друг перед другом, но все высказанное оказалось достаточно сильным, чтобы наши отношения с мамой поменялись.
Наше общение стало очень напряженным, но я хотя бы не должна была больше притворяться хорошей дочерью. Плюс я отвоевала свое право не отчитываться, не звонить каждый день, не приезжать к родителям, если не хочу. Думаю, моей маме было очень тяжело это принять. Но я очень благодарна ей за то, что она это сделала, отпустила хватку.
Еще после пары сеансов я прекратила общение со своим «токсичным» другом. На одну из его привычных мерзких шуточек наконец сказала, что не хочу, чтобы со мной так обращались, а после второй шутки встала и ушла. Потом еще полгода добивалась того, чтобы он вернул мне большой денежный долг (так как, конечно, в финансовом плане я тоже позволяла собой пользоваться). Больше мы не общались, и у меня ни разу не возникало желания это возобновить…
…Еще я благодарна психоанализу за то, что дал мне смелости быть с человеком, с которым я хотела быть. Несмотря на то что я все еще считала себя толстой, недостойной, неинтересной, слабой и безвольной, я пошла в отношения с тем, в кого была очень влюблена. В мои первые здоровые отношения»

Источник: Vogue Россия